Краеведческий час “Оренбургский певец – А.А. Алябьев” 235 лет со дня рождения русского композитора, пианиста и дирижера.


Выдающимся событием в музыкальной хронике Оренбуржья первой половины XIX столетия явилось пребывание в крае Александра Алябьева. Сын губернатора Тобольского края (родился 4 августа 1787 года), участник Отечественной войны 1812 года, отставной подполковник, он, в конце 20-х годов, в Москве проходил по делу об убийстве коллежского советника Т. Времева. Вина Алябьева не была полностью доказана, однако, оставшуюся часть жизни музыкант вынужден был провести в изгнании, живя под надзором полиции в Сибири, на Кавказе, Урале и Подмосковье. К месту оренбургской ссылки Алябьев прибыл из Пятигорска (21 октября 1833г.). Оренбургский период жизни занимал особое место в творчестве композитора. Здесь он приобрел не только искренних друзей, но и влиятельных покровителей, общение с которыми частично скрасило его печальную участь. Благосклонное отношение местных властей, в частности, военного губернатора В. Перовского, положительно сказалось на творчестве музыканта. В Оренбурге Алябьев создает произведения в разных жанрах: от вокальной миниатюры, хоров, до сочинений крупной формы (сонаты, трио, увертюры) и даже оперы.

Благосклонное отношение местного общества к приезжему музыканту во многом было сформировано военным губернатором В.Перовским, встретившим ссыльного композитора с пониманием и сочувствием. Важное значение для творчества Александра Алябьева имела дружба с Егором Тимашевым, помещиком, предводителем оренбургского дворянства, имевшим крепостной оркестр в селе Ташла.
Наиболее тесный творческий контакт у Алябьева сложился с Василием Верстовским – братом известного русского композитора автора оперы «Аскольдова могила», Алексея Верстовского. Являясь известным в Оренбурге скрипачом и пианистом, В. Верстовский стал для А. Алябьева прекрасным партнером в ансамблевой игре.

Оренбургский период жизни и творчества Алябьева был ознаменован встречей с Г. Гельмерсеном – известным русским путешественником, геологом и художником-любителем. Обладая от природы ярким художественным даром, Гельмерсен написал в Оренбурге два известных портрета Алябьева, один из них украсил издание цикла романсов «Кавказский певец», вышедшего летом 1834 года.

Оренбургский период для композитора был чрезвычайно насыщен в творческом плане. С первых дней пребывания в Оренбурге Алябьев стал активным участником концертов, в которых звучала его музыка. По сути Алябьев был первым профессиональным композитором, создавшим в Оренбурге произведения в различных жанрах.

Среди сочинений особое место занимают два хора, история создания которых представляет несомненный интерес.

Первый из хоров – гимн «Боже, царя храни» написан в феврале 1834 года на слова поэта В. Жуковского. Посвятив его В. Перовскому, своему благодетелю Алябьев был уверен, что военный губернатор, представив произведение Императору Николаю I в качестве варианта государственного гимна, сумеет добиться от монарха помилования. Но царь выбрал текст А. Львова, а гимн А. Алябьева так и остался невостребованным

Хор «Солнце мира, вознесло ты…» (слова В. Даля) написан А. Алябьевым «для приезда в Оренбург его превосходительства губернатора Василия Алексеевича Перовского».

Оренбургский период творчества Алябьева представлен целой серией вокальных произведений, написанных как для голоса с фортепиано, так и с оркестровым сопровождением. Жанр романса, песни занимал в его деятельности ведущее положение. Романс «Соловей», принесший мировую известность, был написан ещё во время предварительного тюремного заключения в Москве (1825г.). Позже появились такие популярные произведения, как «Иртыш», «Вечерний звон», «Зимняя дорога», «Два ворона», «Узник». Продолжив творческую работу в Оренбуржье композитор обогатил жанр вокальной миниатюры свежим колоритом – восточным. Ярким проявлением подобной тенденции явился сборник «Азиатские песни», так же посвященный губернатору В. Перовскому.

Среди вокальных произведений Алябьева, сочиненных в Оренбурге, вызывают определенный интерес романсы и песни, посвященные близким ему людям: любимой женщине, другу. Созданные в период с 1834 по 1835 годы, они, по своему содержанию, характеру, кругу образов, вписываются в устоявшийся стиль вокальной лирики композитора. Темы любви, изгнания, одиночества, смерти, свойственные песенному творчеству Алябьева, находят здесь своё дальнейшее воплощение.

Своего рода продолжением печальной трилогии о свободолюбивой птице («Соловей», 1825г., « Ты прости, наш соловей», 1829г., «Прощание с соловьем на Севере», 1831г.) явился в вокальном творчестве А. Алябьева другой романс – «Сладко пел душа соловушко». Вокальная миниатюра близкая русским протяжным лирическим песням, во многом, автобиографична, особенно два её последние куплета, повествующие о певце-изгнанике, одиночестве и далекой возлюбленной:

Нет! Запел душа – соловушко
В чужедальной стороне.
Он все горький сиротинушка,
Он все тот же, что и был. Не забыл он песнь заветную
Все про край родной поет,
Все поет в тоске про милую,
С этой песнью и умрет.
В числе произведений Алябьева, написанных в Оренбурге, три романса посвящены другу – офицеру Фердинанду Корфу. Два из них по содержанию близки предыдущим. Та же тематика одиночества («Богомолец», слова А. Муравьева, «Разочарование», слова А. Дельвига). Исключением, пожалуй, может служить лишь романс «Дружбы нежное волненье» на слова неизвестного автора. Его светлое, безмятежное настроение выступает ярким контрастом к образному строю обозначенных произведений.

После отъезда из Оренбурга (1835г.) контакты музыканта с городом не прекратились. Материалы архивов, письма, свидетельствуют о том, что ещё в течение семи лет Алябьев был тесно связан с краем и периодически посещал его с краткосрочными визитами. Продолжая активно заниматься творческой деятельностью, он ровно через год снова приезжает в Оренбург. Можно с уверенностью сказать, что композитор приехал лично к В. Перовскому, как заметил сам губернатор «по надобности у него, Алябьева, собственно до меня имевшейся». Получив частичное помилование, композитор надеялся на дальнейшую помощь своего покровителя.
В январе 1838 года Алябьев навсегда покинул Оренбург. Основанием для выезда, как и в прошлый раз, послужил проездной билет, выданный В. Перовским. Последующие контакты с губернатором и его окружением, Алябьев вёл посредством переписки. За эти годы Алябьев создает целый ряд известных музыкальных произведений, в том числе сборник «Застольные русские песни», романсы «Сарафанчик», «Нищая», три элегии для голоса, виолончели и фортепиано. Служба В. Перовского завершилась в конце 1842 года. Он был уволен с должности Оренбургского военного губернатора по состоянию здоровья. Закончилась и Оренбургская ссылка композитора. Спустя год Николай I разрешает Алябьеву вернуться в Москву («без права показываться на публике»), а 22 февраля 1851 года в возрасте 63 лет, Алябьев уходит из жизни, так и не получив ни помилование императора, ни полной свободы и восстановления в правах.

Девятилетняя история связей композитора с Оренбургским краем, сыграла важную роль в жизни музыканта. Необычайная природа, многонациональный быт, азиатский фольклор произвели на него неизгладимое впечатление и существенно повлияли на творчество. Благодаря участию и помощи В. Перовского в судьбе музыканта произошли важные изменения, положительно отразившиеся на его деятельности. Сотрудничество Алябьева с оренбургским губернатором, стало одним из первых случаев поддержки отечественных деятелей искусства, представителями аристократической и правящей части общества, а также примером различных форм меценатства в России. В дальнейшем оно нашло продолжение в подвижничестве П. Третьякова, Н. фон-Мекк, С. Мамонтова и других.

https://vk.com/video_ext.php?oid=-194063499&id=456239364&hash=fbc2afdc9e115f65&hd=1

https://vk.com/video_ext.php?oid=-194063499&id=456239365&hash=45888da14d84578f&hd=2